Стихи для чтения — (Алексей Аполинаров)

Алексей Аполинаров
* * * .
Увы, у выхода апрель.
Ах, прелесть!
Снег в апреле – ересь.
Мне снился брат и кони с жеребёнком.
Гребёнкой я расчёсывал им гривы,
Игривы кони, весел брат –
Я рад!
Ты заходи ко мне почаще…
А в чаще, в чаще у дороги уже не спится соловью:
Love you, love you, love you…
Ловлю остатки сна руками,
У каменистой мостовой с тобой прощусь.
Про что же этот сон?
Сон этот не сонет. О, нет.
Не то, чтобы вещал о чём-то.
Чем голову ломать – пошёл он к чёрту.
Черту его переступлю,
Что сплю ещё?
Уже не сплю.
Сплюнь через левое плечо!
Ещё, ещё, ещё – три раза!
От порчи, сглаза и заразы.
За раз сними. Раз с ними имя, им я стану.
Потом поэтом
Поэтому об этом никому.
Увы, у выхода апрель,
Ах, прелесть!
И всё же снег в апреле – ересь!
* * *
Прорвало небеса и весеннюю грязь
понесло, понесло, понесло…
Как примерный хозяин,
Всю ночь на пролёт,
Наводил дождь на улицах лоск.
Чистота. Чисто там. Истомил.
И сто миль до утра перемыл.
Но на утро устал, перестал…
Встало солнце.
Вокруг чистота.
Чисто? То-то,
К пасхальной неделе
Всё должно чистым быть, чистым быть,
Чтобы чистой душой в чистом теле
О прошедшей зиме позабыть.
* * *
На ниточке нетканой
Нанизан точно, метко.
Меняю только позы
(По знаниям отметка).
Откуда метка эта,
Откуда эти нити?
Тяните, не тяните,
Нет, я не те, смотрите:
Три тени ниоткуда,
Удавами сплетаясь,
Таясь, ползут…
О, Чудо! Чудо? Чудо…
Удобно подтянуться
И выскочить из клетки…
На ниточке нетканой
Висит марионетка…
* * *
Твои песни и стихи
С тихой ноты
Ты споёшь мне у реки, отчего-то
То, задумчиво смотрясь в бег теченья,
То, неистово прося отреченья
От речного бережка, от гитары.
В рыжей прелести волос,
С песней старой,
Станет Раем вдруг лесок и полянка.
Я на камушке сижу наизнанку.
Из надуманной мечты понемногу
Понимаю, но куда-то дорога
Всё идёт и в облака исчезает,
Исчезает, исчезает, исчезает…
* * *
Не хорошие мысли
Мы слишком часто
Стараемся в себе будить.
И удивляемся потом,
Что ж это так всё плохо?
Плач, охай, хай,
А всё уже сбылось,
Разбилось, сбылось.
Была лишь мысль,
Была вначале,
И мы её в себя вкачали.
* * *
Не убивай Любовь в себе,
Все беды – Дым.
Нет Дыма без Огня.
Гнетёт меня неясное смятенье,
Я тенью прохожу.
Похоже, что желанье есть,
Естественно другое, чем у иных иммунных чувств.
Увы, с твоими не сравнить.
Не сразу в нить
Сплетётся мыслей груда,
Руда металлом станет не сейчас.
Не сей так часто –
Часть оставь, остановись,
Стань новым, истинным, иным:
Не убивай Любовь в себе…
* * *
Ах, Марина – марионеточка,
Не точка – многоточие…
Отточено, о чём оно?
Написано тобой.
О, вечный бой сознания:
Ни я, ни мне заканчивать
И рвать листок исписанный.
И сани не помчат меня.
Отменит встречи час
Речистая часовенка,
Венка не принесут тебе.
У тех безликих плит
Палит нещадно солнышко
Солёный шоколад.
Ладья, сверкая парусом,
По-русски распрощается.
А счастья, птица белая,
Без ласки улетит…
* * *
На утро у трона лежала корона.
К Харону отправился утром Король.
* * *
Ветер террасу сушит,
Слушай: листва поёт.
Вытрепал он ей душу,
Он её душит, бьёт.
Только листвы куплеты
К лету всё зеленей…
Еле неся по ветру
Прелести прошлых дней…
* * *
Ты стала взрослой не ко времени.
Повремени, меня дождись.
Дожди сегодня тяжким бременем
Ремнём стянули нашу жизнь.
Наш ужин: из немногих блюд,
Вина, свечей, сплетенья судеб…
Суд будет. Суд Господень будет,
А люди? Люди нас не обойдут.
О, Небо, не боюсь тебя,
Бьюсь о себя. Я не был венчан.
Нечаянно был взгляд твой встречен.
В руках записку теребя,
Ты стала взрослой, шутка ли…
Коли хрусталь, коли на счастье…
Настал час жажду утолить
До срока утаённой страсти.
Страх стихнет, сладкая истома
Прольётся тихою рекой,
Рукой своей ключи от дома
Запрячешь, чтобы нелегко
Найти их было ни тебе, ни мне…
И только свет в окне дрожащий
В рассветной канет тишине…
* * *
Вы – очень привлекательная особа.
Особенно в профиль. Какая фигура…
Не надо быть хмурой.
Морщинки у глаз вам будут как раз.
Как разница в возрасте вас поразила!
Пора образ милый приблизить…
Узнать бы получше. Послушай, послушай,
Прости, что на Ты:
На тысячу вёрст нет такой красоты.
Шучу? Нет отнюдь.
Отнять трудно взгляд.
Гляди: я один…
Уходишь, уход ищешь? Ищи…
Ещё два слова песни — . Словно слова песни — укладываю ровно
(Кладу фундамент).
Отдай мне последнюю улыбку на сегодня.
Свободна…
* * *
Я во сне нарисую два воздушных крыла.
Оттолкнусь от земли, и была, не была!
Пусть обнимет меня звёзд небесная рать.
Я живу и люблю, коль способен летать!
Пой, ветер, пой!
* * *
То дожди, то ветра –
Осень крутит флюгера.
Мы с бессонницей в ночи
На двоих помолчим…
Струны рвутся сгоряча.
Руки как у палача.
Слёзы льются у свечи.
Подожди, не кричи…
То туманы, то снега
Забелили берега.
Годы — лучшие врачи –
Смогут душу излечить…
* * *
Раскаиваюсь, грешен. Я люблю.
И мой рассудок не подвластен воле,
Как узник, в глубине души томлюсь,
Терзаю сердце и кричу от боли –
Внутри себя. О, Боже! Боже мой!
Зачем ты снова даришь мне волненье,
И робость ту, и странное смущенье,
Когда её я вижу пред собой.
Её, которую я ждал всегда,
Пришедшую весной, как Маргарита,
И всё, мой Бог. Душа моя разбита.
Не будет ей покоя никогда.
О, Боже мой! Раскаиваюсь, грешен!
Но я люблю, и ты меня прости
За то, что в своих мыслях неутешен,
Остановился вновь на пол пути.
К любви своей.
Глаза – бездонные озёра,
Хранящие в глубинах тайны лет.
Но никогда мне не постичь их, нет!
Как не понять таинственного взора
Джоконды. Милая моя, любимая,
Одна на целом свете.
Зачем же я тебя такую встретил
Среди бездушных красок бытия…
* * *
Замертво тело обрушилось
Средь вавилонских столбов.
И в этот миг обнаружилось,
Что Смерть – это тоже Любовь.
* * *
Всё перебрав и всё отбросив,
Краски разлив, сбежала осень.
Первым снежком, скрывая листья,
Словно разорванные письма.
Тихо, навязчиво звучала
Эта мелодия печали,
Словно о прожитом жалея
Над одинокою аллеей.
В небе из белой лёгкой птицы
Облако в тучу превратится,
И на три дня, и на три ночи
Будут дожди беду пророчить.
Ветер нагонит злую стужу,
Листья уснут в замёрзших лужах,
Но одинокую аллею
Эта мелодия согреет.
* * *
Ничто не предвещало нам беды,
Но выпал снег за срок дней до срока
И на снегу чернильные следы
Лежали сиротливо одиноко…
Но грянул гром, когда пришла зима,
Укрыв следы дождём, как одеялом.
И стала вдруг зима невидима…
Она перед дождём не устояла.
У дождя – слеза,
У любви – глаза,
У меня с тобой – боль.
У меня есть ты,
У тебя – мечты…
Только у ветров нет слов…
* * *
Как получаются стихи?
Стихия их и я тихи, вначале.
На челе еле заметен след печали,
Песочные часы ли время считают.
Песчинки тают.
Стеклом ложится листик белый,
Рукой выводится строка;
Сперва робка её река,
Рука ведёт её теченье…
Так получается стихотворенье.
* * *
Шли по аллее, словно подружки,
Шли рука об руку солнечным днём
Некие, девочка и старушка.
Случай. А что же я вспомнил о нём?
Я их увидел как-то не сразу.
Странно, но здесь они были всегда,
Вместе ходили привычные глазу
Старушка и девочка. Жизнь и Беда.
Девочка-Жизнь и Старуха-проруха
Вместе гуляли аллеей пустой.
И в тишине доносилось до слуха
Разноголосица парочки той:
— Бабушка, разве бывает такое,
чтобы тебя обойти стороной?
— Что ты, голубушка, разве в покое
жив человек не тревожимый мной…?
— Бабушка, бабушка, разве не жалко
тебе человека тревожить бедой?
— Жалко, голубушка. Только подарки
к людям приходят своей чередой.
— Милая бабушка, ты не устала
Жить, чьё-то счастье и судьбы губя?
— Как не устала. Радости мало.
Но я живу, чтоб любили тебя…
Шли по аллее, словно подружки,
Шли рука об руку солнечным днём
Некие: девочка и старушка…
Случай. А что же я вспомнил о нём?
* * *
Фонарный столб, сутулый сторож, без фонаря.
Наморщил лоб, с ним не поспоришь, проспоришь зря.
Заря-девица сидит в темнице и до поры,
Ей будут сниться чужие лица и фонари.
Танцуют танго автомобили в шоссейной мгле.
Стоят по рангу, кого убили, за много лет.
А, доктор Фауст, у Люцифера, опять в долгу,
Как будто август осенне-серый на берегу.
Стоит и видит, как Маргариты мелькнула тень
И в этом виде, с лицом небритым, который день,
Скучает Мастер, но день рожденья в его окне,
Рисует страсти, как сновиденья в чужой стране.
Кому уколы, кому приколы, кому-то сны.
Скрипят по полу пустынной школы шаги весны.
Сутулый сторож, зари привратник, звенит ключом,
С ним не поспоришь, он носит ватник, живёт сычом.
* * *
Всё. Спектакль окончился, лето упало с листвой,
Словно занавес, как и положено логикой сцены.
А хрустальное солнце, включившись, вдруг, над головой,
Осветило нас всех, показав настоящую цену.
Цену лета прошедшего, пьесу в трёх актах с концом,
Так похожим на псевдофинал в старом фарсе Мольера.
Где, кому-то досталась в добро настоящая вера,
А кому-то и дальше придётся служить подлецом.
Разноцветное шоу земли растворится в снегах.
За кулисами на репетиции те же герои,
Учат роли, а постановщика с ними строга.
Всё пока что не так и оркестр игрою не строен.
Только это и есть настоящий спектакль души,
Где шекспировский принц лёгкой тенью над труппой витает,
А прекрасные: Буйвол, Орёл и Форель Золотая.
Наблюдают за ними с небесных, звенящих вершин.
* * *
Мне снова снилось: я приехал.
Всё то же дом, всё та же ты.
Твой дом наполнился друзьями, шумом, смехом.
В хрустальных вазах млели красные цветы.
Какой-то праздник, будто в нашу честь,
Всё разрастался с гулом и весельем,
Но только мы с тобою были, будто бы не здесь,
А на какой-то детской карусели.
Вращались вкруг ликующих гостей,
Смотрели друг на друга как в тумане.
Но не было уже былых страстей
Во взглядах наших, лишь непониманье
Того, что этот странный сон,
Зачем-то нас соединил через разлуку.
И посадил на карусель, где белый слон
И красный конь, нас понесли по кругу.
Мне так хотелось спрыгнуть на ходу
И выхватить тебя из этой гонки,
Но я предчувствовал, что если вдруг сойду,
Прервется сон, как рвётся волос тонкий.
Но вот исчезло всё и карусель, и дом,
И гости, словно разошлись поспешно…
Ты оказалась рядом, а потом
Сон всё же оборвался безнадежно…
И я теперь не знаю, толи ли я
Сплю здесь, где нет тебя со мною?
Толи живу, где наша колея,
Нас повела дорогою иною?
* * *
У улиц лица асфальтово-пыльные
Или, от снега, крахмально-нежные.
Или, заплаканные от дождика,
Или, от ветра, насквозь продрогшие.
У улиц лица, с глазами ставнями,
Скрывают взгляды за занавесками,
Бликуют линзами в солнце утреннем,
Моргают музыкой электрической.
У улиц лица, дорог морщинами,
Испещрены вековою мудростью,
Цивилизацию, вдыхая лёгкими,
Стареют смолоду, храня историю.
У улиц лица на нас похожие,
Мы тоже разные, мы лики времени,
С культурным слоем переходящие
Из состояния в положение.
* * *
Расщеплённое слово становится фразой сразу.
Расщеплённое слово становится строчкой с точкой.
Например: на, примерь
Может быть, что это уже не стихи, а стихия,
В бреду воспалённого мозга поэта?
Поэтому: а) спотыкаются строчки,
б) рифмы, как кочки,
в), г), д), е), ё), ж)
Её же, з), к).
ЗэКа тоже похоже на что-то, то-то!
Так расщепляется слово, словно атом,
А там созвучия, импровизация
И можно просто ввязаться
В игру и грубо все правила стихописанья нарушить.
Научишься рушить –
Своё, создавая решенье письма.
Весьма озадачивая и раздражая,
Всё это рожая.
А главное, трудно остановиться.
Становится ребусом снова и снова –
Взятое и расщепленное слово.

Смотреть видео Стихи для чтения — (Алексей Аполинаров)

Related Posts

Добавить комментарий